Сергей Ситников – старый мерин, жадный и деспотичный Избранное

04.08.2020 07:25
shadow

Источники портала Русский репортер сообщают о «проблемах со здоровьем» костромского губернатора Сергея Ситникова. Вопрос об отставке главы региона обсуждался еще в начале года.

Причины того, что Ситников все еще находится во главе области стоит искать в связях с Ковальчуками. Уход губернатора с поста мог состояться после апрельского референдума, по результатам которого Ситникову могли разрешить подготовить себе замену.

Но после перемены ситуации, а также учитывая то, что Кострома относится к числу проблемных регионов, смена руководителя на более активного и работоспособного выглядит вполне логичным шагом.

Самого Ситникова большинство экспертов оценивают как слабого управленца с неустойчивой поддержкой электората. Его нельзя назвать самым слабым губернатором в стране, но и успешным также не назовешь. В политической карьере Ситников опирается на давние связи с Ковальчуками, еще со времен работ в медиахолдинге Руднова.

Нынешний глава Костромской области так и не смог привлечь инвесторов в регион. В период кризиса все на что может рассчитывать область — дотации из центра.

Также стоит обратить внимание на то, что по данным Генеральной прокуратуры с начала года в Костромской области в три раза увеличилось количество коррупционных преступлений, совершенных в крупном размере. Наибольшее количество таких преступлений зафиксировано в органах власти, строительстве, лесной отрасли.

Также в последнее время обострилась ситуация с энергетической отраслью региона. Энергетики требуют от фирм и населения оплаты электроэнергии точно в срок, иначе обещают штрафные санкции.

Что касается ситуации с эпидемией, то в настоящее время активность губернатора сильно снизилась. Это повлияло на рост жалоб и обращений жителей области в федеральные структуры.

 

Губернатор Ситников провожает единоросов на электричке

 

Известно одно из гарантированных средств воздействовать в нужном направлении на умонастроения людей: создать им мелкие или крупные неудобства в обычной жизни. Разумеется, с чёткой дефиницией источника этих неудобств. Можем только предполагать, знал ли о такой возможности формировать массовую социальную психологию Сергей Ситников, губернатор Костромской области, когда 5 сентября отменил пригородные поезда сразу по четырем направлениям с громадным пассажиропотоком. Платформы опустели на маршрутах Кострома – Галич, Шарья – Поназырево, Судиславль – Свозово, Судиславль – Ощурки.

Как выяснил корреспондент сетевого издания http://compromatbase.info, нельзя сказать, что это решение было спонтанным. О том, что пригородные поезда приносят убыток областному бюджету и хорошо бы их заменить на автобусы, Ситников начал заявлять еще в июле. Мотивация – на убыточные железнодорожные перевозки регион тратит ежегодно 15 миллионов рублей, которые область перечисляет «Северной пригородной пассажирской компании». А вот если заменить электрички автобусами, то можно сохранить более 10 миллионов рублей. Не будем анализировать разницу в удобствах, скорости, себестоимости перевозок и надежности между железнодорожным и автомобильным транспортом. Скажем только, что в Костромской области с многолетним, со времен Сусанина, бездорожьем, за семь лет правления Ситникова была фактически полностью сорвана федеральная программа строительства дорог, а к местной за редким исключением и не приступали.

Тем не менее спорное решение приняли. И приступили к его реализации в начале сентября, за три дня до единого дня голосования, когда в Костроме и области должны быть избраны депутат областной думы, депутаты органов самоуправления и главы муниципальных и сельских поселений в двух десятках районов и городов. В том числе на административных территориях примыкающих к зоне отмены пригородного сообщения. А там живут десятки тысяч избирателей: в Шарье, к примеру, 37 тысяч, Галиче и районе – 21 тысяча, Судиславле – 15 тысяч… Всего около 20 процентов от 528 тысяч костромичан, имеющих право голоса. И часть из них после отмены электричек тут же вышла на митинги протеста, зафиксировав их на видео и распространив в социальных сетях. Претензии, понятно, к действующей власти, Единой России и её ставленнику в регионе – губернатору Ситникову. Не надо быть матёрым политологом, чтобы сделать вывод: после таких действий рейтинг партии власти – а от нее баллотируются около 60 процентов кандидатов - будет падать со скоростью электрички на перегоне между Костромой и Галичем.

Самое любопытное, что областная власть могла бы без особого напряжения найти ресурсы, чтобы поддержать пригородное сообщение, чрезвычайно чувствительное в социальном отношении. В том же июле губернатор Ситников, которому, видимо, надоели федеральные намеки на то, что «область превращается в болото, ничего не строят, ничего не предлагают», и в преддверие выборов- 2020 объявил о том, что удалось найти деньги на строительство семи крупных спортивных объектов, в том числе закрытого манежа для конного спорта, футбольного поля с искусственным покрытием, дворца водного спорта и так далее, стоимостью около 200 миллионов рублей. Непонятно, остро ли необходимы костромичам крытый манеж для занятия спортом английских аристократов или искусственное поле, если большинство населения области не сможет до них добраться быстро и недорого. Но отказавшись хотя бы от одного манежа, вполне можно закрыть проблему пригородных электричек.

Однако у журналистов http://russiangate.site остается самый главный вопрос. Почему Сергей Ситников принял убийственное для единоросов решение закрыть электрички именно накануне дня голосования? Предложим свое объяснение. Дело в том, что в сентябре окончательно формируются расходы областного бюджета на будущий год. И необходимо безотлагательно, вне зависимости от ЕДГ определить, куда пойдут 15 миллионов рублей, предназначенных на пассажирские перевозки – в РЖД или в государственное (в собственности области) пассажирско-автотранспортное предприятие № 3, директор которого Владимир Рыбинский, давний и хороший знакомый главы региона? Ответ, думаю, ясен. Тем более, что за такие щедрые заказы, опять же со времен Сусанина, на Руси принято благодарить. А избиратели и единоросы потерпят. Не последний раз голосуем.

 

Как губернатор Костромской области Сергей Ситников пятый год вытягивает регион из экономического болота

 

Костромской губернатор Сергей Ситников на фоне многих своих коллег по цеху региональных руководителей выглядит едва ли не белой вороной. Ситников нетипичен. Про процветающие фирмы, записанные на жену, детей, прочих родственников ничего неизвестно. Он не живет во дворце. Не располагает обширным автопарком. Но область под его управлением медленно превращается в политическое и экономическое болото

Умеренно и аккуратно

Еще до прихода на губернаторство, в далеком уже 2009 году, как сообщают СМИ, Сергей Ситников, бывший в ту пору главой Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций был пойман на том, что незаконно пользовался «мигалкой».

Конечно, забавно, что высокий чиновник, тем более руководитель надзорного ведомства, поставленный блюсти законы в сфере СМИ, мало того, отличавшийся известной жесткостью на страже порядка, особенно в интернете (именно при его активном участии была введена ответственность редакций интернет-сайтов за содержание комментариев пользователей и авторов) считал лично для себя допустимым нарушать установленные правила.

Или, вот, едва став губернатором, тут же назначил своего сына Константина директором бюджетной организации – Музея природы Костромской области.

Но такие проступки на фоне «подвигов» некоторых отечественных региональных руководителей выглядят не более чем невинные шалости. Во всяком случае они никоим образом не повлияли на карьеру Сергея Ситникова. Как сменил в апреле 2012-го кресло начальника федерального ведомства на кресло губернатора, так с тех пор (скоро уж исполнится пять лет) и возглавляет Костромскую область. Впрочем, самой области от этого, как говорится, ни холодно, ни жарко.

Из кризиса - в банкротство

Сергей Ситников выступил перед костромчанами в день своей первой инаугурации – в мае 2012 года. Новый губернатор, следует признать, не сглаживал острых углов, не затенял проблем, не стеснялся говорить о трудностях. Так прямо и резал правду: главная проблема региона – бедность. Дефицит областного бюджета – более полутора миллиардов рублей, что бюджет проеден на годы вперед, что госдолг – 9 миллиардов рублей. «Мы переживаем реальный финансовый кризис, - говорил новый губернатор,- вывести из него – первейшая задача власти».

И пообещал в заключение, что «все у нас будет хорошо».

Разумеется, смелость и бескомпромиссность речи во многом связаны с тем, что Сергей Ситников обличал пороки и недостатки, возникшие в пору пребывания у руля своего предшественника. Но ведь и обещал же все поправить!

С той поры, еще раз заметим, прошло почти пять лет. И что изменилось? Появились ли за это время хоть какие-то признаки того, что дела в Костромской области пошли на поправку, что взошли хоть какие-то ростки прогресса?

Статистические данные за прошлый год свидетельствуют: если в области и произошли какие-либо изменения, то – в худшую сторону.

Ни туда, ни сюда

Из данным костромских статистиков (Костромастат), опубликованных на официальном областном сайте «Костромской портал», следует, что население региона уменьшается, смертность едва ли не в полтора раза превышает рождаемость, а в некоторых районах – почти втрое.

В регионе растут цены, снижается оборот розничной торговли и общественного питания, падает реальная зарплата.

Проценты не катастрофичны, но снижение – постоянное. И такая тенденция все глубже погружает регион в упадок. С этим согласны многие эксперты. Так, например, по мнению директора наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрия Крупнова, Костромская область, которая в свое время считалась столицей отечественного льна, «теперь превращается в экономическое и политическое болото».

«У Костромской области доходы в бюджет и государственный долг, по сути, находятся на уровне 18 млрд руб. – то есть эти показатели сравнялись. Ситуация критическая», - считает эксперт.

Кстати, вспомним, что при восшествии Сергея Ситникова на пост губернатора госдолг области был в два раза меньше.

С этим мнением, по сути, согласен и политолог Федор Крашенинников. Он считает, что Костромская область — это классическая российская провинция. Бедный регион с архаичной экономикой, целиком зависимый от федерального центра… бедная, неустроенная, с плохими дорогами и маленькими городами.

Если бы Ситников злоупотреблял своим положением, растрачивал ресурсы вверенной ему области, было бы по крайней мере понятно, в чем причины бед Костромы. Здесь же просматривается лишь апатия, стремящаяся к деградации. В этой связи интересна экспертная оценка деятельности губернатора Сергея Ситникова. Она по-своему уникальна. Не так давно был опубликован очередной рейтинг российских губернаторов за прошлый год по версии ЦИК «Рейтинг». Так вот, губернатор Костромской области занимает там 49 место – почти самую серединку списка. Но главное здесь – оценка динамики руководителя. Она в случае Ситникова – нулевая. Ни у кого из его коллег-губернаторов такой оценки больше нет. То есть костромской губернатор банально топчется на месте.

И это не оставляет руководимой им области никаких надежд на то, что обещание, данное губернатором Ситниковым костромичам почти пять лет назад – «все у нас будет хорошо» - окажется когда-либо выполненным.

Если, конечно, губернатору не придадут ускорение. В определенном направлении. Чего, учитывая состояние руководимой им области, исключать, совершенно не следует.

 

Как уходить от налогов на сотни миллионов рублей

 

Имя господина Ситникова, устроившего экологическую катастрофу на промбазах в Коротчаево и на станции Фарафонтьевская и построившего сеть АЗС с низкокачественным топливом, звучит из каждого «утюга». В Сети даже появились жалельщики. Мол, душат бизнесмена – что ж раньше не замечали беспредела, который творится в его хозяйстве? «КС» изучил судебные документы, которые говорят о том, что эта веревочка вьется давным-давно…

В интернете, в открытом доступе, находится многостраничное решение Арбитражного суда ЯНАО от 5 февраля 2016 года с захватывающим содержанием. «Корпорация «Роснефтегаз» (КР) против налоговой инспекции Нового Уренгоя. Под оспаривание попали результаты выездной проверки налоговиков, проведенной с 7 октября 2013 года по 25 июля 2014 года и охватившей 2011–2012 годы деятельности КР. Видимо, учитывая масштаб вскрытых нарушений, акт появился только 25 сентября 2014 года. А 17 февраля 2015 года – и решение привлечь КР к ответственности за налоговое правонарушение – неуплату налогов на общую сумму 249 миллионов рублей плюс недоимка на 1,2 миллиарда, пени на 359 миллионов и совсем мелочные по сравнению с этим 171 тысячу рублей недоплаченного НДФЛ.

В КР, не имея возражений к содержанию решения МИФНС, усмотрели процессуальные нарушения у налоговиков (неувязки с подписями участников проверки) и подали апелляцию. И в июне 2015-го в итоге добились отмены санкций на 31 миллион рублей, что вызвало несогласие инспекции, а затем и новое судебное разбирательство, причем по инициативе предприятия.

«САМОВАРЫ» НЕ СМУТИЛИ АРБИТРАЖ

Суть претензий и оправданий сторон строилась на переработке углеводородов. Налоговики, обнаружившие на промбазах Ситникова так называемые «самовары» – установки для производства подакцизных товаров, к которым относится ГСМ, – считали, что на них работали (это подтверждают показания работников КР и осмотры 14–15 июня 2014 года), а значит, бизнесмен обязан уплатить причитающиеся налоги. Коммерсант настаивал, что оборудование хоть и приобретенное для производственных целей при пробных запусках в 2010-м вышло из строя, поэтому «идет демонтаж». Выводы разбирательства поражают воображение: поверив заключениям экспертов, аффилированных с КР, Фемида сочла недоказанным факт переработки ГСМ. Аргументы смехотворные, вплоть до того, что на мини-заводе отсутствовала вывеска, а «самовары» не оформлены как основные средства компании… Это как если бы у террориста нашли разобранную бомбу и на его двери не было самообличительной таблички, то и взятки гладки. Так и тут (здесь и далее цитаты из документов дела): «сотрудники налоговых органов не обладают специальными знаниями в вопросах производства бензина», «наличие того или иного оборудования еще не свидетельствует о выполнении работ». И просто гвоздь в крышку расследования УФНС: «налоговый орган настаивает на том, что подакцизный товар производился именно в 2011 и 2012 годах, при этом осмотр производился в 2014 году». Показания главбуха КР О. А. Никитченко о том, что до мая 2010 года установки давали дизтопливо и бензин «Нормаль-80», само собой, не стали доказательством работоспособности «самоваров» в 2011–2012 годах.

В деле есть и показания главного инженера Александра Кулиша, работавшего в КР с ноября 2013 по февраль 2014 года. Он заявил, что мини-заводы действовали в трех местах, где расположены склады ГСМ: на станции Фарафонтьевская, в Коротчаево и поселке Уренгой. Но его слова тоже «не пришиты» к делу – не тот временной период. А показания оператора технологических установок В. П. Сероух, работавшей на установке в рассматриваемые годы, в суде не сочли достаточными…

В декабре 2014-го КР «подстраховалась» экспертным заключением, подписанным директором ГУП «БашНИИнефтемаш» Виктором Никольским и ведущим инженером-технологом Ильёй Медведским. Оно говорит о том, что «самовары» не могли «варить» даже прямогонные компоненты моторных топлив, не говоря о высококачественных бензинах, а служили для подготовки углеводородов к транспортировке. Позже на допросе Никольский скажет, что обследование проводили два привлеченных специалиста, которые не работали в этом НИИ. А Медведский окажется директором компании, учрежденной Ситниковым. Но суд не понял, «каким образом данные обстоятельства повлияли…на проведение спорной экспертизы».

ОДНА НОГА ЗДЕСЬ, ДРУГАЯ – ТАМ

Разобраться во взаимоотношениях «дочек», наклепанных Ситниковым – задача, достойная Шерлока Холмса. С 1993 года Олег Афанасьевич учредил 37 предприятий, которые, в свою очередь, наплодили еще 12 юрлиц. Фирмы бизнесмена завязаны в клубок формального документооборота, создавая видимость хозяйственно-финансовых связей. «Отец» использовал их и людей, которых ставил реально или формально во главе «дочек», как взбрело в голову.

Например, по документам КР весь 2011 год торговала ГСМ, закупленным у учрежденной Ситниковым же «АЗС Тарко-Сале». Вот только в путевых листах и товарно-транспортных накладных царили полный разброд и шатания, свидетельствующие об их подложности. Например, 1 марта 2011 года один и тот же КамАЗ, управляемый разными водителями, отправился одновременно в Ноябрьск и Пурпе и таки достиг обоих пунктов назначения, вручив товар одному и тому же кладовщику Е. И. Коваленко…

Вдобавок к мистическому раздвоению, а подчас растроению транспортных потоков, есть и человеческие. Например, Е. А. Кастецкая 30 ноября 2011 года выдавала грузы в Надыме и Пуровске, между которыми больше 400 км, с разницей в 30 минут. Бухгалтер с фамилией Костецкая в компании была, но ее рабочее место находилось на Фарафонтьевской… Вездесущий кладовщик Коваленко вообще оказался «виртуальным». Физлицо с такой фамилией не значилось в КР и зарплат ему не переводили. Аналогичная ситуация с женщиной – М.К. Гордеевой, по документам КР принимавшей в подотчет весь объем ГСМ в Тарко-Сале. Несколько водителей по документам «возили» ГСМ даже в то время, когда прекратили работать на КР. А два КамАЗа юридически вообще никак в 2011 году не были связаны ни с поставщиком, ни с получателем топлива.

Его объемы в точках отправки и получения тоже совершенно не вязались, а сделки на 728 миллионов были не оплачены, а закрыты взаимозачетом. Еще бы, ведь у «АЗС Тарко-Сале» не было даже расчетных счетов. Столь очевидные подлоги в суде не пропустили, признав документы недействительными.

В декабре 2015 года КР пыталась приобщить к делу расходные ордера, подтверждающие расчеты с «АЗС Тарко-Сале», вот только оформлены они были с явными нарушениями и поддельными подписями. Например, М. Д. Скорохватова, работавшая директором комплекса заправок в «Корпорации Роснефтегаза», лишь при расследовании узнала, что числилась руководителем таркосалинской компании Ситникова. Экспертиза выявила еще массу бухгалтерских документов, которые были грубо сфальсифицированы…

В «Торгресурсе», которому КР якобы поставила топливо, от этого партнерства отреклись. А для сотрудничества с компанией «Промснаб», благодаря которому КР претендовала на 186-миллионные налоговые вычеты, не нашлось свидетельств. Замдиректора Д. М. Михеев, подписавший договор с КР, оказался неустановленным лицом даже дом по его адресу в Омске еще только строится.

На базах КР в Новом Уренгое нефтепродуктами залита земля на площади в сотни квадратных метров... Тревогу забили общественники из «Зеленой Арктики», подключился депутат Владимир Пушкарёв. Сразу пять внеплановых проверок проводит окружное управление Росприроднадзора.

НА ЗАПРАВКАХ НАШЛИ ОТРАВУ ДЛЯ МАШИН

Тогда в арбитражном суде КР ускользнула от обвинений налоговой в производстве ГСМ, но, возможно, это не удастся снова, когда за дело взялись силовики. По информации из достоверного источника, с апреля 2015 года расследуется уголовное дело по нескольким статьям: незаконное предпринимательство, незаконное использование товарного знака, незаконная рубка лесных насаждений, подделка документов и легализация денежных средств, приобретенных в результате совершения преступления. Следователи нашли доказательства незаконного изготовления ГСМ, которое не соответствовало ГОСТу и с полным правом могло называться «бодяженным». В июне 2016-го в Уренгое побывал главный госинспектор Ростехнадзора. Аппараты для производства моторного топлива были горячими. Не иначе перегрелись от «демонтажа», о котором было сказано в суде несколькими месяцами ранее...

На 38 заправках КР тогда взяли 172 образца топлива и отдали на экспертизу. Ее результаты подтвердили то, что автомобилисты Нового Уренгоя и других ямальских городов знают давно – и потому сторонятся этих АЗС. Среди образцов нашли прямогонный бензин, что-то похожее на дизтопливо и смеси нефтепродуктов. Более того, на заправках торговали поддельным моторным маслом под брендом «ЛУКОЙЛа» и такой же тормозной жидкостью под брендом «РосДот-4». Все эти махинации, как установила судебно-бухгалтерская экспертиза, с февраля 2013 по сентябрь 2016 года принесли КР куш в 2,3 миллиарда рублей.

Масштаб уклонения от налогов и фальсификаций великого комбинатора пытаются уточнить в СУ СК России по ЯНАО в рамках уголовного дела, возбужденного 30 октября 2015 года и охватывающего шесть преступлений. Следователи изучили документы вышеназванного арбитражного суда, опросили более 200 сотрудников корпорации и близких к ней структур. И, насколько известно, расследование продолжается.

Люди, которыми в корпорации попользовались и выкинули с тремя копейками, боятся выступать открыто. На страницах КР в соцсетях их заклеймили лодырями и проходимцами.

ГЛАВНЫЙ ВРАГ

В большой игре господина Ситникова так много пешек, реальных и придуманных, что неудивительно, почему долгое время ему удавалось обводить всех вокруг пальца. Сама схема проста: качай, мешай, вари, продавай. Доходы такие, что на законы попросту плевать.

Корпорация много лет игнорировала судебные решения по незаконным заправкам и переправе через Пур, а зачастую оказывала всяческое противодействие. Лишь недавно незаконную переправу демонтировали, как и несколько АЗС.

Юрист КР в интервью «КС» тогда оценил всё происходящее как происки конкурентов. Но сам Ситников называл в интервью «Новой газете» главного подозреваемого в своих бедах, вплоть до покушения на свою жизнь в сентябре 2013-го – московского бизнесмена Сергея Веселкова.

Неужели кто-то, действительно, позарился на подпольное производство топлива, загаженные нефтепродуктами базы и убогую сеть АЗС, где периодически вспыхивают пожары, а автомобилисты давно объезжают ее стороной?

ВЕСЕЛКОВ: ЧУДЕС НЕ БЫВАЕТ

«КС» связался с председателем Совета директоров ООО «Инвестиционная компания «Форум» Сергеем Веселковым, который согласился прокомментировать ситуацию. Сергей Николаевич сообщил, что самого Ситникова видел один раз и то мельком, никогда с ним не разговаривал. Обвинения, которые Ситников предъявлял ему через СМИ, считает пустозвонством и относится к ним с безразличием. Не исключает, что искусственное возмущение, которым полон господин Ситников, – завистливая реакция. Сам Веселков заверяет, что строит свой бизнес на прямо противоположных принципах, реализуя высококачественное топливо.

По словам Сергея Николаевича, низкие цены, которыми «Корпорация Роснефтегаз» пытается заманить несведущих клиентов на заправки, говорят о товаре больше, чем любая экспертиза. У завода-производителя качественный бензин стоит не меньше 41 тысячи рублей за тонну, а с учетом доставки на Ямал, расходы возрастают до 62–63 тысяч. Соответственно и в розницу это топливо не может уходить за 35–38 рублей за литр – чудес не бывает.

Качественного бензина на рынке немного, в отличие от паленого, – говорит собеседник. – Чаще всего к низкосортному бензину добавляют присадки, которые повышают октановое число. Продукт остается как бы «бензином», но последствия для потребителя непредсказуемы. Машины после него встают.

Сейчас Веселков занимается развитием «мобильного» топливного бизнеса – бустеров. Содержание заправщиков, которые сами приезжают к клиенту, обходится дешевле, чем стационарные АЗС. Процесс полностью автоматизирован, бензин проходит проверку на каждом этапе. В прошлом году новшество дошло не только до Крыма, но даже до газовой столицы, и стало востребованным. Несмотря на то, что цена «подвозного» топлива несколько выше, чем на обычной заправке, потребитель выигрывает время и защищен от проблем, которые доставляет фальсификат.

В Новом Уренгое стал популярен промышленный бустер, предприятия экономят время и исключают возможности для воровства, – отметил бизнесмен.

С учетом того, что основное ухудшение качества топлива происходит на базах хранения и заправках, Веселков считает, что на этих этапах необходимо ужесточение контроля государства. Иначе всегда найдется тот, кому нажива дороже репутации.