Израиль в очереди. Почему ЗСТ стали средством торговой экспансии в Украину

Израиль в очереди. Почему ЗСТ стали средством торговой экспансии в Украину
13.08.2019 13:21
shadow
Израиль в очереди. Почему ЗСТ стали средством торговой экспансии в Украину

Израиль в очереди. Почему ЗСТ стали средством торговой экспансии в Украину

Президент Владимир Зеленский подписал закон о ратификации соглашения о свободной торговле между Израилем и Украиной. Кнессет собрался это сделать аккурат к приезду премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Киев.

И этот визит, скорее всего, будет происходить в концепции экономических смыслов. Сегодня все хотят «свободно торговать» с Украиной: израильтяне, турки, китайцы. Уже свободно торгуют европейцы, канадцы. Примечательно – как только мы заключаем с кем-то соглашение о ЗСТ, так сразу же начинается рост торгового дефицита с этой страной, что и произошло в случае с Канадой.

Мы идеальная экономика для подписания соглашения о создании зоны свободной торговли: практически ничего не производим кроме сырья, большая часть потребительских и инвестиционных товаров – импортные. Таким образом, торговое соглашение для любого нашего мало-мальски развитого в экономическом плане партнёра – это возможность с пониженными пошлинами вывозить наше сырье и завозить на наш рынок свои товары. Что и делают европейцы, заставляя снять мораторий с экспорта леса-кругляка и снизить пошлины на завоз секонд-хенда. В результате, если ещё десять лет назад европейские товары доминировали на рынке премиум класса, то сейчас те же польские сыры активно «съедают» социальные полки украинских супермаркетов.

В то время как ключевые государства мира развязывают торговые войны, усиливают государственный протекционизм и «перетряхивают» в свою пользу устаревшие торговые соглашения, Украина с восторженностью неофита отказывается от «торгового оружия» и живёт по принципу, «больше соглашений, хороших и разных». Вот только международная торговля – это не та нейронная сеть экономических связей, где количество перерастает в качество. Скорее наоборот.

Так уже сложилось исторически, что у нас внешняя торговля развивается не благодаря, а вопреки: с теми странами, у которых мы покупаем товаров больше чем им продаем, у нас подписаны соглашения о ЗСТ, а с теми, где наш экспорт превышает импорт – нет. Израиль в этом плане – подтверждение правила: торговля с ним для нас позитивна, по итогам года положительное сальдо в нашу пользу. Точно также как в торговле с Китаем и Турцией. Именно поэтому, израильтяне так старательно лоббировали подписание соглашения о ЗСТ. По этой же причине на торговом соглашении настаивают турки и Поднебесная. Истинные мотивы лежат на поверхности: с помощью ЗСТ эти страны планируют расширить своё присутствие на украинском рынке, прекрасно понимая, что ответная торговая экспансия им не грозит.

То, насколько страна правильно выстраивает систему своих зон свободной торговли, лучше всего характеризует её международную субъектность. Как правило, страны с пониженным фактором суверенности, «попадают» в капканы невыгодных для них торгово-экономических зон, где их отжимают как сырьевую «губку». Ну а экономики, ценящие свою субъектность, сами навязывают условия международной торговли более слабым партнёрам.

В своё время, президент США Дональд Трамп дал универсальный рецепт повышения внешнеэкономической эффективности для любой страны: заключать соглашения о создании ЗСТ с теми странами, с которыми зафиксирован профицит внешней торговли и разорвать договоры с теми странами, где торговля дефицитна. Или, в крайнем случае, пересмотреть их.

Это не значит, что нужно закрыться в скорлупе самоизоляции по примеру сегунской Японии. Просто, во главе угла должен стоять национальный интерес, а не желание «поручкаться» с сильными мира сего.

11 июля 2019-го года, наш парламент ратифицировал соглашение о свободной торговле с Израилем. Среди базовых условий: Израиль отменяет ввозные пошлины на 80% украинских товаров в промышленном сегменте и всего лишь на 9% — в аграрном. Украина действует несколько ассиметрично: отмена 70% импортных пошлин на израильские промышленные товары и 6% пошлин – на сельскохозяйственные. После того как соглашение ратифицирует израильский парламент — Кнессет, оно вступает в силу в течение 60 дней с указанной даты.

Самая сильная сторона Израиля заключается в его глобальных афилированных связях с крупнейшими экономиками мира и в наличии высокоразвитого инновационного компонента. В обозримом будущем, Израиль будет в топе. В американском и, следовательно, мировом. И для нас, учитывая исторические реминисценции, открываются уникальные возможности по использованию тесных взаимосвязей с Израилем для развития своей экономики и её системной перезагрузке. Экономический успех Израиля опирается на несколько «китов»: успешная интеграция в глобальные цепочки добавленной стоимости, один из самых высоких показателей прямых иностранных инвестиций, значительный удельный вес внутренних расходов на медицину, образование и науку, следствием чего является появление «живых», инноваций, а не «парниковых» в виде государственных инновационных центров.

Попасть в израильскую экосистему инноваций – это сродни счастливому лотерейному билету, ведь по данным Startup Genome, эта страна занимает второе место в мире по инновационному развитию после Кремниевой долины в США. Тамошние чиновники не просто стимулируют эту сферу, выделяя 4-5% ВВП в год на научно-исследовательские изыскания (в то время как в Украине данный показатель колеблется в пределах 0,5-0,7%), но и создают для венчурного инвестирования максимально комфортные условия.

Как показал опыт Израиля, многолетняя война – это уникальный «инкубатор» для выработки на массовом уровне способности нестандартного мышления. Превратить кризис в возможности – это ключевой принцип израильских стартаперов. Инвестируя в развитие инноваций примерно 500 млн. дол. израильское правительство достигло десятикратного эффекта мультипликации и не только вернуло потраченные государственные деньги, но и получило на выходе капитализацию рынка инноваций в размере 4-5 млрд. дол. На данный момент, в Израиле ежегодно действует примерно 5000 стартапов, которые финансируются со стороны 250 венчурных фондов и 1000 «бизнес-ангелов». Основой инновационного развития страны является эффективная система образования, стимулирующая налоговая политика, защита инвестиций и титулов собственности.

Сильная сторона сотрудничества с такой страной – это возможность включиться в формируемые там цепочки инноваций. Среди рисков – угроза попасть в парадигму сырьевого «младшего брата» и экспортера рабочей силы. Среди возможностей – использование особых торговых отношений с Израилем в качестве развития инновационного потенциала украинской экономики.

Следовательно, заключая любые экономические соглашения с Израилем, необходимо находить скрытые точки роста, минимизировать свою сырьевую отсталость и максимизировать любые возможности по наращиванию добавочной стоимости и инновационного потенциала внутреннего продукта.

Соглашение, которое заключает Украина с Израилем, лишь отчасти отвечает заданным требованиям.

По итогам 2018 года, экспорт Украины в Израиль составил 580 млн. дол. (95,9% от уровня предыдущего года, то есть падение), а импорт – 212,6 млн. дол. (рост на 26,7%). Позитивное сальдо для нас достигло 367,4 млн. дол. Но данный торговый оборот чрезвычайно мал в общей структуре: 1,23% от нашего общего экспорта и 0,37% от общего импорта Украины. То есть, даже если заключение ЗСТ принесет удвоение торговых показателей, это все равно будут сотни миллионов и не более 2% от общего международного товарооборота нашей экономики.

98% наших товаров, поставляемых в Израиль – это сырье и полуфабрикаты: металл, зерно, древесина. Товары с высоким уровнем добавочной стоимости занимают всего 2-3%.

Ситуация с израильским импортом в нашу страну диаметрально противоположная: 82% товары с высоким уровнем добавочной стоимости (химия, пластмассы, оборудование) и лишь 18% — сырье и полуфабрикаты.

Учитывая указанную выше структуру – риск превращения в сырьевой придаток для нашей страны достаточно велик.

С такой страной как Израиль совершенно бессмысленно заключать стандартное соглашение о ЗСТ, точнее сказать, оно не принесет сколько-нибудь значимого эффекта. Израилю нужно предложить принципиально иное соглашение о создании особой зоны экономического сотрудничества в секторе услуг, инвестиций и инноваций, полностью освободив от налогов и любых валютных ограничений совместные инновационные проекты и стартапы. Украина обладает колоссальным человеческим капиталом и на сегодняшний день превращается ещё и в поставщика «цифрового сырья», пик которого уже пройден и в ближайшие пять-десять лет данное направление ожидает неминуемый спад. В то же время, мы практически не используем свой инновационный потенциал для привлечения венчурных инвестиций и создания стартапов, привлекательных для иностранных покупателей. А Израиль в этом плане будет для нас интересен и как мост в Кремниевую долину (США): американские компании являются основными игроками на тамошнем рынке стартапов.

Как тут не вспомнить великого израильского ученого, лауреата нобелевской премии по химии Дана Шехтмана, который описывая рецепт успеха стартапа, среди прочего заметил: «Не бойтесь ошибок. В некоторых культурах ошибка приравнивается к чему-то, чего стоит стесняться. В «нормальных культурах» поражение — это нормально, просто надо начинать снова. Главное — не иметь страха».

Нынешнее соглашение о ЗСТ с Израилем – это фактически копия аналогичных торговых договоренностей с ЕС и Канадой. Ожидание новых смыслов пока так и остается в сфере иррационального.


Источник: “https://focus.ua/opinion/opinions/437196-izrail_v_ocheredi_pochemu_zst_stali_sredstvom_torgovoi_ekspansii_v_ukrainu”